Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie. Media Loft не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Темы
Дети

10 культурных различий, из-за которых действительно могут возникнуть проблемы с европейской ювенальной юстицией

16.10.2023

Уполномоченный по правам человека Верховной рады Украины Дмитрий Лубинец сообщил украинским СМИ, что по состоянию на июнь 2023 года в Европе у украинских беженцев забрали 240 детей.

В частности, как сообщили BBC Украина в украинских посольствах, в Польше, по состоянию на август, из семей изъяли 75 украинских детей, в Италии - 7, во Франции - 11.

Тема со свирепствующей в Европе ювенальной юстицией не нова – ее много лет активно раскручивает российская пропаганда. В 2014 году по российскому сегменту интернета широко распространилась история проживающей в Норвегии Ирины Бергсет, которая уверяла, что ее ребенка переодевали в костюм Путина и становились в очередь, чтобы изнасиловать. Несмотря на очевидную невменяемость матери, российские СМИ не раз приводили ее рассказ как иллюстрацию абсолютной бессердечности европейских служб опеки.

Тем не менее, существуют и реальные истории, когда в Европе детей изымали из семьи за, казалось бы, невинные проступки родителей. Более того, в некоторых ситуациях вопрос вставал о частичном или полном лишении родительских прав.

Значит, доля истины в страшилках пророссийской пропаганды все-таки есть и ошибки родителей здесь стоят очень дорого? Это зависит от того, что считать ошибкой. 

Из-за разницы культурных кодов родители из стран бывшего союза часто не понимают, почему их привычное поведение запускает и обращает против них огромную государственную машину защиты прав ребенка.

В большинстве случаев это происходит из-за фундаментального различия подходов: в странах западной Европы ребенка воспринимают как отдельную личность, а в странах бывшего союза – зачастую как несамостоятельную единицу, полностью зависящую от воли родителей.

Вот наиболее частые ошибки, которые могут стоить неподготовленному эмигранту как минимум беседы с социальным работником.


1. Cчитать, что органы опеки нацелены исключительно на изьятие детей

Изъятие ребенка из семьи воспринимается на постсоветском пространстве как безусловное и необратимое зло. Из-за этого женщины-эмигрантки, попавшие в трудную семейную ситуацию, боятся развода – ведь тогда в дом придет беспощадная ювенальная юстиция и непременно лишит их родительских прав. Ребенка заберут – и больше его никто никогда не увидит.

Неадекватное восприятие функций социальной системы ведет к неадекватному поведению в беседах с работниками этой системы, что еще больше усугубляет ситуацию.

В реальности главная задача органов опеки – воссоединение ребенка с семьей. Даже самым непутевым родителям - наркозависимым, психически не совсем здоровым - здесь стараются дать шанс воспитывать собственного ребенка самостоятельно.

«Изъятие ребенка из-под родительской опеки - серьезное решение со значительными последствиями для жизни и благосостояния детей. Оно всегда должно быть твердо и доказательно обусловлено лучшими интересами ребенка», - объясняет Аарон Гринберг, региональный советник по защите детей офиса ЮНИСЕФ в Европе и Центральной Азии.

Бережливые европейские государства не имеют ни малейшего желания содержать чьих-то детей за свой счет - это огромные расходы. Поэтому органы опеки отдают предпочтение продолжительным беседам с родителями и до последнего надеются, что те возьмутся за ум и перестанут подвергать собственного ребенка опасности.

Если вы будете сотрудничать с госорганами и следовать рекомендациям консультантов, есть огромные шансы, что  ребенок будет возвращен в семью в самые короткие сроки либо вовсе не будет изьят.

К примеру, на сайте германской службы опеки подчеркивается, что «детей возвращают обратно в семью, если родители готовы принять помощь и таким образом обеспечить благополучие ребенка. Если же родители не готовы сотрудничать со службой или, несмотря на оказываемую им помощь, в долгосрочной перспективе существует угроза благополучию ребенка, суд решает вопрос о том, кто будет заботиться о ребенке и где ребенок будет жить».

2. Пренебрежение учебой

Некоторые родители считают, что  могут снимать ребенка с уроков, оставлять дома в школьные дни и вообще всячески саботировать учебный процесс – это же их дело и их зона ответственности.

По европейским законам, посещение школы – одновременно право и обязанность ребенка. Родители не вправе запрещать ребенку ходить в школу или поощрять его прогулы. После предупреждений следуют штрафы, а там и до беседы с госорганами опеки недалеко.

BBC  рассказывает о ситуации, когда  в Швейцарии недавно эмигрировавшая мама получила официальное предупреждение от местной соцслужбы и предписание пройти проверку на употребление наркотиков из-за того, что ее ребенок 15 дней не посещал школу без объяснения причин.

«У ребенка была ветрянка, записать ее к врачу было невозможно, мама лечила ребенка дома. Все это время она получала письма от школы и соцслужб, которые она некорректно переводила. А потом они пришли к ней домой, кричали на французском, она испугалась и не открыла дверь, а потом они вызвали полицию, потому что она якобы удерживала ребенка насильно» (цитата по BBC - прим.ред.).

Кстати заметим, что во многих европейских странах при ветрянке не соблюдают карантин. Считается, что чем раньше ребенок переболеет, тем лучше.

3. “Я не обязан никому ничего объяснять!”

В какой-то мере это справедливо, но не тогда, когда у вас в жизни присутствует серьезный стресс  а ребенок находится рядом. Например, в Германии у украинки Елены забрали дочь из-за приема антидепрессантов. Чрезмерная сонливость и апатия матери насторожили сотрудников школы и они обратились в соцслужбу.

«Мы общались уже год, они знали, что мы адекватная семья, что мы приехали из-за российской агрессии. Они говорят, что подумали, что я принимаю наркотики, но ведь они могли просто спросить», - возмущается Елена.

Вот только европейская культура не всегда позволяет спрашивать такие вещи напрямую – во многих странах к понятию “прайвеси” относятся очень трепетно – так что окружающие предпочитают делиться своими сомнениями не с вами, а с компетентными органами.

Поэтому если у вас происходят какие-то важные и зримые перемены в жизни, которые могут быть восприняты двусмысленно – поставьте в известность хотя бы учителей и соседей.

4. Физическое насилие

Многие родители не видят ничего плохого в шлепках или подзатыльниках. Эта та среда, в которой многих из нас воспитывали, и фраза “отец и ремнем мог пройтись и ничего, вырос нормальным человеком” давно стала мемом (“кто, кто  вам сказал, что вы выросли нормальными людьми?”).

Однако в Европе законы насчет рукоприкладства в отношении детей гораздо жесче, чем те, к которым привыкли мы. Здесь не считают плохое поведение ребенка оправданием для физического насилия. И да, шлепок/подзатыльник/пинок - это совершенно точно физическое насилие. Некоторые родители до сих пор грозят детям кулаком - и это безусловно будет воспринято как серьезная угроза.


В каких странах мира запрещены телесные наказания


Если ребенок систематически появляется в школе с синяками и царапинами, очень скоро возникнет вопрос об адекватности его родителей и целесообразности его пребывания в такой семье.

5. Эмоциональный абъюз

Психологическое насилие – это тоже насилие. На постсоветском пространстве принято обзывать детей – в сердцах или с целью улучшения их поведения. В принципе, это даже не считается наказанием – чего не скажешь со злости.

В Западной Европе к своему эмоциональному состоянию относятся бережнее, при проблемах с управлением агрессией привыкли обращаться к специалистам, а не экспериментировать на детях и окружающих.

Публичный скандал с ребенком (даже если именно ребенок был неправ) может запросто привести вас в просторный кабинет, где вам предложат различные варианты для создания безопасной среды для ребенка, пока вы решаете проблемы с собственной психикой.

К примеру, в Германии законодательство буквально запрещает какие-либо «телесные наказания, причинение психологических травм и другое обращение с детьми, унижающее человеческое достоинство».

6. Преступная самостоятельность

Обучение ребенка самостоятельности – это прекрасно и правильно, но есть меры безопасности, которые необходимо соблюдать.

Например, в большинстве европейских стран ребенку нельзя находиться дома одному до 12 лет (хотя в Польше можно уже с 7 лет, так что проверяйте законодательство своей страны). При этом он может гулять один по улице – в рамках здравого смысла, конечно.

И тут мы снова сталкиваемся с различием культурных кодов. Потому что у нас это “Я его оставляю под свою ответственность, это мое дело и если что-то случится, это будет моя вина”, а в Западной Европе – “Безопасность ребенка – это не мое личное дело, я не могу допустить, чтобы мои действия привели к тому, чтобы что-то случилось”.


Когда можно оставить ребенка одного дома в Нидерландах?

До 7 лет ребенок должен всегда оставаться под присмотром родителей.

8-10 лет: не рекомендуется оставлять ребенка дома одного, но если этого требует воспитание самостоятельности, можно оставить на 30 минут.

11-12 лет: можно оставить дома одного, но не более, чем на 2 часа.

13-15 лет: дети могут оставаться дома одни, но только не на ночь.

16-17 лет: вот теперь ваш ребенок может находиться дома один даже в ночное время.


7. Недооценка жесткого социального контроля

В некоторых постсоветских странах, например в Украине, уже действует практически европейское законодательство относительно защиты детей. Однако прописанные там законы на практике не всегда используются в силу отсутствия европейских традиций.

К примеру, синякам и царапинам на теле ребенка тут придается гораздо меньшее значение, в то время как, например, в Нидерландах, Франции, Швейцарии или Германии сообщить о подобных травмах “куда следует” считается гражданским долгом, а в случае докторов или учителей – просто должностной обязанностью. Точно также соседи, скорее всего, позвонят в органы опеки, если обнаружат, что ваши маленькие дети остаются без присмотра на ночь или слишком долго гуляют на улице одни в вечернее время.

Столкнувшиеся с подобной “обеспокоенностью общественности” эмигранты нередко оказываются не готовы отвечать “по всей строгости закона”, не понимают логику системы и встают в позицию жертвы обстоятельств или реагируют агрессивно, чем еще больше настораживают органы опеки.

8. Употребление веществ, изменяющих сознание

Конечно, это личный выбор любого взрослого человека, но если рядом с вами находится ребенок, вы всегда должны быть в состоянии обеспечить его безопасность. А значит, вы не можете употреблять наркотики или алкоголь регулярно и в больших количествах, даже если при этом вы лично не угрожаете здоровью и жизни ребенка, а тихонько заваливаетесь спать и отключаетесь.

Если родители страдают алкоголизмом, это может стать весомым поводом для изъятия ребенка из семьи, при этом не имеет значения, подвергается он физическому насилию или нет.

К примеру, украинское посольство в Польше сообщило, что чаще всего детей в этой стране изымали из-за пребывания опекуна в состоянии алкогольного опьянения.

9. Домашние разборки

В бывших странах СНГ мало кто обращает внимание на климат в семье. Классические анекдоты про тещу и свекровь, которые досаждают семейной паре; про жену и мужа, которые ненавидят друг друга – это не всегда только анекдоты. Часто члены семьи изводят друг друга придирками, скандалят и не могут найти общий язык. Если детей это напрямую не касается, никто не считает это проблемой.

«У нас были скандалы с мамой, но свои родительские обязанности я выполняла как следует. Я не алкоголичка, дома всегда порядок, есть еда» - для жителей бывшего СНГ это абсолютно нормальная и понятная ситуация, такие отношения с родственниками вовсе не редкость и воспринимаются как данность. Однако для жителя Европы подобные инциденты в семье - повод немедленно обратиться за помощью в компетентные органы.

И конечно, в европейских странах существует понятие благоприятной семейной обстановки для детей.

Если вы не кричите на ребенка напрямую и не бьете его, но при этом устраиваете громкие ссоры в его присутствии, соседи могут вызвать полицию.

А дальше вам предстоит сотрудничество с органами опеки в деле установления благоприятного климата в семье – возможно, ценой развода.

10. Просить помощи - это нормально

Из-за культурных особенностей постсоветские эмигранты не привыкли просить помощи у государства и опасаются вмешательства госслужб, которые, по их мнению, могут сделать только хуже. В итоге коммуникация с компетентными органами происходит тогда, когда дела идут настолько плохо, что сил это скрывать уже нет.

Европейцы, напротив, уверены, что государственные органы могут и должны помочь им в трудной жизненной ситуации и привыкли обращаться за помощью незамедлительно.

«Если нет намека на то, что ребенок в опасности, нет подозрения на насилие, они (соцслужбы) спрашивают, чем мы можем помочь вашей семье, - рассказывает украинка Юлия. - Здесь рассчитывают на то, что взрослые люди будут вести себя как взрослые люди. Которые не боятся открыто говорить о своих проблемах и потребностях. Если родители не осознают, что у них проблемы, и не просят помощи, когда она требуется, значит они не взрослые, и им нельзя доверить ребенка».

Ошибки свойственны любой системе, поэтому ожидать 100% гарантий корректной работы европейских соцслужб не стоит. Вероятно, в какой-то ситуации вам все же может понадобиться помощь правозащитников и адвокатов. И все же значительное количество недоразумений можно устранить, если не драматизировать ситуацию и внимательно изучить местные традиции и законодательство.

Автор: Ирина Яковлева
_________________

Больше материалов в нашем телеграм-канале
Эмиграция

"Мама, этот закат так похож на красное от взрывов небо". Переезд с детьми из Украины: советы киевского психолога Яны Фруктовой

Две мамы, два папы и множество “бонусных” братьев и сестер. Светлана Кольчик о европейских
Дети

Две мамы, два папы и множество “бонусных” братьев и сестер. Светлана Кольчик о европейских "лоскутных" семьях