Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie. Media Loft не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Прямая речь

Борис Акунин: "Я совершенно не ждал от пожилого, вялого правителя судорожного авантюризма"

19.05.2023

Во время визита Бориса Акунина в Амстердам Виктория Хогланд поговорила с писателем об истории, литературе и надежде.

Григорий Шалвович, роман “Яма” в жанре "гендерный саспенс", который вы сейчас презентуете в нескольких европейских столицах, был создан буквально за шесть недель. И вы сели его сразу писать после того, как узнали диагноз - рак в терминальной стадии. 

- Когда из обычной жизни вдруг проваливаешься в черную яму (а именно это со мной, по ощущениям, произошло), у тебя выбор.

Можно или рыдать - или сказать себе: сколько времени у меня ни осталось, оно все мое.

- Попробую провести его осмысленно и по возможности с приятностью. Писателю в этом смысле легко. Уходишь в другой мир, и там все отлично. Русское слово «яма» превращается в японское. По-японски оно значит нечто противоположное - «гора». Роман потому так быстро и сочинился, что мне было неохота выныривать из мира, где все по-другому. Там, на вершине горы, под облаками, я и провел полтора месяца, а как только закончил роман, позвонил врач и сказал что-то типа «вы будете очень смеяться, но это не то, что мы все думали».

Очень рады слышать, что врачи ошиблись.

- Вот почему роман получился таким легкомысленным - это была такая форма искейпизма.

Осенью 2022 вы выступали в Берлине и сказали: “Украинцы 30 лет прожили в неимперской системе - и выросла свободная нация”. Нам в будущем хватит тридцати лет?

- Да все произойдет намного быстрее. Через десять лет свободной жизни Россию будет не узнать. Если, конечно, она сохранится как единая страна, что представляется мне сомнительным. И если имперскость будет раз и навсегда ампутирована. Не декларативно, а на деле - через демилитаризацию и демосквизацию.

Вместе с Сергеем Гуриевым и Михаилом Барышниковым вы создали организацию  “Настоящая Россия”.  У вас получилось обьединить совершенно разных людей: вас поддерживают Улицкая, Макаревич, Парфенов, Юровский, многие другие.  Сильно надоевшая тема, но все же - почему это удалось вам и не удается лидерам оппозиции?

- Не очень-то нам удалось. Могло бы получиться намного, намного лучше. На первой волне всеобщего возмущения агрессией и сострадания беженцам мы собрали довольно много денег, но одного энтузиазма мало. Работа по фандрайзингу требует профессионализма, а мы все-таки дилетанты.

Хуже всего то, что словосочетание «настоящая Россия», которое казалось нам таким удачным, на втором годе войны звучит паршиво.

Мы хотели продемонстрировать всему миру и в первую очередь украинцам, что путинцы - не настоящая Россия, а морок. Настоящие россияне против войны и диктатуры, вот мы их сейчас всех вместе соберем и покажем, как нас много. Увы, в 2023 году мир уверен, что Путин и есть настоящая Россия.

Диктатор, может быть, проиграл войну, но название «Россия» он запачкал крепко, это ему удалось. Так что не мне, увы, учить лидеров оппозиции и кого бы то ни было, как им жить и что делать.


"Настоящая Россия" - гуманитарная организация, основанная Борисом Акуниным,  Михаилом Барышниковым и экономистом Сергеем Гуриевым.  Организация выступает за немедленное прекращение войны в Украине и помогает жертвам путинской агрессии.

"Настоящая Россия" в соцсетях:


Вы много раз говорили, что не станете писать о Сталине, так как сталинизм все еще не изжит и нужной объективности не выйдет. В 2022 году вы изменили свое мнение и готовите к изданию десятый том “Истории Российского Государства”, посвященный XX веку. Вы передумали, почему?

- У меня возникло ощущение, что история пустилась со мной наперегонки. Нужно скорее дописывать историю российского государства, пока оно не рассыпалось. Десятый том будет про ленинскую и сталинскую эпоху, 1917 - 1953. И объективность - да, с нею мне приходится трудно. Уж очень я не люблю Сталина. Да и Ленина не шибко. Но я пытаюсь быть безэмоциональным.

Представляю, что описываю историю Древнего Рима. «С одной стороны, Сулла был чудовище, но с другой стороны...».

 Как так может быть, что страна, оболваненная историей (мы-победили-Гитлера-пока-Америка-бомбила-Ирак), не видит и не боится столь очевидных исторических параллелей (ведь от приговора Кара-Мурзе до “товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка” - один шаг).

- А нет никакой абстрактной «страны». Есть люди путинской системы, которые от нее кормятся. Их, наверное, процентов десять. Чего от них ожидать? Чтобы они добровольно отошли от кормушки? Есть мы - те, кому путинская система отвратительна. Нас, может, процентов пятнадцать, и многие уехали. А остальные три четверти - это люди без политических взглядов, им очень непросто живется, они погружены в повседневные заботы и не имеют привычки задумываться об «исторических параллелях».




Instagram Бориса Акунина


Путин для вас - чистый хаос, трагический или даже комический персонаж? Там есть некая эволюция, изменение героя?

- Путин для меня - этюд на тему «Роль личности в истории». Личность, даже очень активная, не может изменить генеральный ход истории, но может окрасить ее в тот или иной цвет. Например, в кровавый.

Ну, то есть было понятно, что в 1991 году последняя из колониальных империй вступила в долгий и мучительный период распада, что есть объективные силы, которые этому процессу будут препятствовать, попробуют обернуть его вспять.

Но я совершенно не ждал от пожилого, вялого правителя судорожного авантюризма. Там в мозгу произошли какие-то патологические сдвиги.

По сути дела, один человек, без поддержки собственного окружения (вы помните, как они сдуру показали нам то заседание Совета Безопасности), заварил всю эту кашу. В России такого августейшего самодурства не бывало со времен Павла Первого.

Вероятно, в конце концов и финал будет таким же, как у Павла. Империю в любом случае восстановить невозможно, и теперь она развалится еще быстрей.



История России в 20 твитах


На встрече в Берлине вы еще говорили, что вы по складу все равно оптимист и стакан наполовину полон. Что поддерживает лично вас, есть волшебная мантра от Бориса Акунина, которую можно повторять себе в минуты отчаяния?

- Все самое главное происходит внутри тебя.

Внешние события - испытания твоего качества, оно определяется твоей реакций на эти экзамены, твоими поступками.

Если человек стоит на этой позиции, сбить с нее трудно, потому что она стопроцентно независимая. 

Посоветуйте, пожалуйста, три главные книги, которые каждый думающий человек должен прочитать в 2023 году, чтобы не сойти с ума.

- Я все время читаю мемуары людей, переживших революцию и гражданскую войну. Был такой замечательный проект, называется «Архив русской революции». Им было намного хуже и страшнее, чем нам.

Простите мне наивный вопрос. У страны, “где основного мертвеца еще не похоронили”, вообще есть надежда? 

- Надежда на что? На то, что все само собой устроится? У меня ее нет. Но и безнадеги тоже нет. Все будет тяжело, травматично, а может быть, и трагично. Но Путин и путинизм - это исторический регресс.

Весна может быть запоздалой, но лед на реке все равно треснет. Будет половодье.

Это опасное время, оно не только растопит лед, но и принесет много грязи, а кого-то и утопит. Потом придет лето.

Оказавшись перед Путиным, что бы сказал ему Фандорин?

- «П-пора делать харакири».

Беседовала  Виктория Хогланд

Фото обложки: shoizdat.com
_________________

Больше материалов в нашем телеграм-канале