Дополнительные файлы cookie

Разрешая использование файлов cookie, Вы также признаете, что в подобном контенте могут использоваться свои файлы cookie. Media Loft не контролирует и не несет ответственность за файлы cookie сторонних разработчиков. Дополнительную информацию Вы можете найти на сайте разработчика. Для того чтобы разрешить или запретить установку файлов cookie данным сайтом, используйте кнопку ниже.

Я согласенНет, спасибо
Logo
{aantal_resultaten} Resultaten
  • Страны
  • Темы
Подростки

"У них была жесткая иерархия как в армии: от «шестерок» до «руля». Продолжаем рассказывать про эмиграцию социального проекта "Упсала Цирк"

06.12.2022

Упсала-цирк – независимый культурный проект из Санкт-Петербурга, который работает с детьми и подростками в сложной жизненной ситуации. Началось все с цирковых занятий прямо на улицах города. 20 лет спустя спектакли Упсалы получают престижные награды, а цирк за эти годы помог сотням подростков.

В марте часть команды Упсала-цирка уехала в Германию, а в конце сентября еще одна группа цирковых оказалась в Казахстане. Всего за пару недель они успели выиграть танцевальный баттл, обзавестись площадкой для тренировок и начать продвигать культуру «цирка, открытого для жизни». Тренер Упсалы Георгий Зозуля рассказал журналисту Media Loft Анне Рош об отъезде и о жизни в новой стране.

До цирка я увлекался паркуром. Так сильно, что меня отчислили из колледжа. Тогда я попал в Упсала-цирк – в проект с ребятами из школы для трудных подростков. Там учатся те, кто совершил преступления, но их отправили не в тюрьму, а в спецшколу. Для этого проекта искали тренеров, которые ничего не боятся.

Мы проводили занятия в этой спецшколе. Было очень сложно установить доверие с подростками. Вначале мы с ними просто боролись. Один напрыгивает на тебя, потом другой, а ты их переворачиваешь вокруг себя. Так они нас месяц проверяли.

У них была жесткая иерархия, схожая с армией: от «шестерок» до так называемого «руля». Это один из подростков, который выбирался лидером. Только через него происходил весь коннект со взрослыми, которые работают в школе. Он для ребят – самый главный авторитет.

Если «руль» сказал: «Мы сейчас все идем на занятие в Упсала-цирк», значит, все идут в Упсала-цирк. Если он сказал: «Идем на футбол», все идут на футбол. Наша задача была выйти с ним «на один уровень».

Мы шли к этому месяц-два. Оставались с ним после занятий, разговаривали, ходили в качалку. Когда у нас получилось наладить с ним связь, занятия пошли в гору.

Лариса (Афанасьева, основательница и художественный руководитель Упсала-цирка- прим.ред.) в какой-то момент увидела наш прогресс и решила сделать спектакль. Ребята сами выбирали название – «Точка», сами придумали, о чем он будет. Это был спектакль, основанный на их историях. Например, парень украл шоколадку, и его за это посадили. Мы подкидывали шоколадку и ловили ее ртом, жонглировали шоколадками. Так, через трюки, мы рассказывали их истории.

Ребята сначала думали: «Кому мы на фиг нужны?», но в итоге мы попали в шорт-лист «Золотой маски».


«Когда мы говорим «социальный проект», у многих поднимаются бровки домиком и включается жалость. Они думают: «Ой да, надо бедным деткам помогать». Мы решили отказаться и от этого стереотипа. Мы делаем классный современный продукт, чтобы, когда наши подростки выходят на сцену, они испытывали чувство успеха. Это как раз то, чего им не хватает в жизни».

Из интервью Ларисы Афанасьевой Media Loft


Было сложно, потому что ребята находятся в этой школе на определенный срок. Ты занимаешься с ребенком, а потом он выпускается. Мы пытались наладить их дальнейшее продвижение у нас в цирке, но не всегда получалось. Когда ребята выходили из школы, они снова попадали в тот же круг общения и все начиналось по новой: наркотики, алкоголь и все такое. Как хомяк, который в колесе бегает и не может выйти. В итоге у нас получилось помочь вытащить четверых ребят, с которыми мы еще сейчас держим контакт. У них все в порядке.

Потом эту спецшколу закрыли, ребят перевели в полноценную колонию. Стало тяжело туда добираться: три часа езды от Питера. Не нашлось спонсоров, готовых поддерживать этот проект, и он прекратился. Тогда и моя работа с цирком прекратилась на год.

За этот год я успел доучиться в колледже, поступил в универ. Пытался найти работу по профессии – я архитектор. Это оказалось очень сложно. Либо ты работаешь за копейки, либо у тебя есть знакомые, либо ты должен быть супер-уникальным. У меня тогда еще родился ребенок и я понял, что надо зарабатывать и идти в другую сферу. Какое-то время я работал, где попало. А потом меня снова позвали в Упсала-цирк.

Одно из моих первых ярких воспоминаний о цирке ­– как я работал в арт-резиденции Упсалы в 2015 году. Арт-резиденция ­– это когда мы выезжаем вместе с ребятами на каникулы, вместе живем и в итоге создаем творческий продукт. Из-за того, что ребята жили в трудных ситуациях, цирк пытался вывозить их на все лето.

Такие «лагеря» очень прикольные. У нас в цирке и так границы «ученик-учитель» довольно размытые, но там они еще прозрачнее. Вы там все вместе чистите картошку, готовите обед, моете посуду. Там я развил первые цирковые навыки.

Мы с ребятами играли в «Правда или действие», я выбрал действие. Они мне сказали: «Тебе надо научиться жонглировать тремя мечами сто раз» и дали на это 24 часа. Я потратил все время, до ста не дошел, но дошел вроде до 65. Ребята засчитали.

Сейчас я ведущий тренер. Это тот чувак или чувиха, которые полностью отвечают за свой курс. В цирке ребята занимаются пять лет, и ведущий тренер проходит с ними эту цирковую Упсала-жизнь от начала до конца. Я составляю план развития каждого участника. Если ребята хотят учиться каким-то новым навыкам, моя задача найти тренера. В общем, я должен быть с ними на одной волне и прокачивать их цирковые навыки.

Я хочу еще говорить, что являюсь этим ведущим тренером, хотя физически рядом с ребятами не нахожусь.


«Есть очень понятные инструменты. Например, жонглирование или акробатика. Вы приходите к ребенку или подростку в сложной жизненной ситуации не как серьезная тетя или дядя, с серьезным фейсом про то, что сейчас мы будем решать проблемы. А с таким «мостиком»… Ребенок говорит: «О, классно! Ты можешь меня научить жонглировать?» И пока вы учитесь жонглировать, вы проживаете историю про то, чтобы вместе прийти к успеху. Постепенно из трех шариков возникает принятие себя. Сложная, на самом деле, вещь».

Из интервью Ларисы Афанасьевой Media Loft


Первые переезды в Упсале произошли в марте, когда часть команды уехала в Германию. Тогда у меня были мысли, ехать или не ехать. Было непонятно, что дальше. Мы перешли в цирке с привычного планирования на полгода на планирование по неделям. Потом стали планировать на месяц, вроде как все устаканилось. Мы продолжали работу, делали новый спектакль.

В какой-то момент я уже не мог надеяться на «русский авось». Я решил, что в этот раз точно не пронесет и нужно что-то делать. Я долго и мучительно думал, ночи не спал, советовался с родными, с мамой, с женой. Лариса мне часто звонила. Цирк поддерживающе принимал любое решение.

Когда не знаешь, к чему это приведет, трудно сделать выбор. Я до сих пор не знаю, правильный он был или нет. Но есть какой есть.

В итоге мы поехали частью команды. Свою жену и ребенка я не взял, потому что не были готовы загранпаспорта. Поездка без них была сложным решением. Они сделают паспорта и приедут сюда. Моя жена тоже ведущий тренер в Упсале. У ее курса в этом году будет постановка спектакля: посмотрим, сделают его с ней или уже без нее.

Дорога, если честно, была не тяжелая. Мы делали остановки в Москве и Пензе. В Москве нашлись цирковые друзья, которые нас приняли и дали поспать, помыться и поесть. В Пензе мы уже сняли хостел. На границе было долго, но мы стояли 30 часов, а ребята из цирка, которые ехали за нами, уже 50.

Учитывая то, какая информация шла через интернет, в голове постоянно была мысль: «Мы точно не успеем». Потом, когда мы проехали, переживал за ребят, которые ехали за нами. На границе была прикольная поддержка и со стороны тех, кто стоял на выезд, и со стороны Казахстана. Ребята ездили, спрашивали, что вам в магазине купить, нужна ли помощь.

Границу пересекли почти без нервотрепки. И сама поездка до Атырау, где я сейчас нахожусь, тоже была довольно комфортная. Были, правда, неприятные случаи с местной полицией, которая искала возможность подзаработать. Но это было не так страшно, потому что население в Казахстане очень доброжелательное и принимающее.

Я за две недели не встретил ни одного человека, который не понимал бы русскую речь и не был бы готов помочь.

Были большие промежутки времени, когда я ехал один. В какой-то момент мозг как будто очищается. И я поймал себя на мысли, что живу в удивительное время. Такого со мной ни разу не происходило, и я не думал, что произойдет. Наверное, для будущих поколений этот временной промежуток будет записан в книжках.

Сейчас мы в городу Атырау. Это нефтяная столица Казахстана. Хотя по городу этого не скажешь. Когда слышишь «нефтяная столица», представляешь себе какие-то большие постройки. Но Атырау похож на поселок, хоть и с достаточной инфраструктурой.

Я приехал чуть раньше других. Пока ребята были в пути, они искали, где жить, а я ездил и смотрел эти квартиры. Я понял, что если сейчас сяду на месте, то впаду в уныние и в депрессию. Как ребята приехали, мы сразу начали искать место, где мы можем себя творчески проявить.

Понятно, что как раньше, уже не будет. Но мы пытаемся вернуться к части того графика, который у нас был в Питере. С тренировками, с созданием новых концертных программ. Пытаемся из этого хаоса сделать стабильную временную ячейку.

Нас приехало восемь цирковых, с некоторыми еще семьи. У кого-то это муж, ребенок, мама, у кого-то – жена и собака. Сейчас будет приезжать больше работников цирка, так как мы хотим здесь развивать проект.

Мы планируем показывать в Астане наш спектакль «Эффект пингпонгового шарика». Это, конечно, будет не турне по Казахстану, но попробуем все же показать здесь наше видение цирка.

Цирк нам дал такие навыки, что у нас быстро получилось найти здесь подработку. Мы сразу нашли место, где можем тренироваться. За мастер-классы и отметки в Инстаграме нам дают время в батутном центре. Мы уже проводили мастер-классы по акробатике для танцевальных студий. Один из участников у нас танцор. Он в первые же выходные решил поучаствовать в местном танцевальном баттле и выиграл его.

Так что мы пытаемся здесь заявить о себе. Активно ведем телеграмм-канал нашего проекта «Цирк на районе». Мы еще в Питере ездили по разным уличным социальным местам. То есть мы не ехали, там, в детский дом, а выбирали место на улице, где могли бы показать цирк и привлечь ребят, которым нечем заняться. Сейчас мы, проводя здесь мастер-классы, пытаемся вовлечь ребят из Казахстана.

Казахстан у нас – буферная зона. Наша цель – поехать дальше, в Германию, к команде. Чтобы податься на гуманитарные визы, нам нужно было уехать в другую страну. Здесь мы можем быть максимум 90 дней.

У нас еще нет планов, что будет, если мы не успеем выехать за этот срок. Пока это закрытая зона. Мы очень верим, что успеем.

Хотя и после отъезда мы планируем регулярно возвращаться в Казахстан и продолжать проекты здесь.

Я позитивно настроен насчет переезда в Германию. Решающий фактор для меня –команда там уже не первый месяц. Там Лариса. А где Лариса, там и будет цирк. Даже в Казахстане у нас уже все налаживается, хотя мы здесь пытаемся все делать малыми силами. А там более серьезная подготовка к проекту. Хочется побыстрее попасть к команде.


«Впервые мы приехали в Германию в 2017 году. Мы с другом случайно увидели город Цайц. Это такой немецкий Детройт на территории бывшей ГДР. В какой-то момент отсюда выехало почти 50% населения. Уехали, видимо, лучшие люди, остались те, кому сложно справляться. Здесь много заброшенных зданий, но при этом это город с историей, со своей какой-то удивительной энергией. А в 2017 здесь уже было много беженцев из Сирии и Афганистана. Мы тогда решили приехать в Цайц и сделать резиденцию, которую назвали «Rebels for Peace», чтобы поговорить с подростками о войне и мире»

Начиная с мая 2022 года Упсала-цирк занимается в Цайце с подростками из Германии, Украины, России, Афганистана, Сирии.

«Мы хотим создать в Цайце постоянный филиал Упсала-цирка. Сейчас у меня удивительное состояние. Упсала-цирк мы строили 22 года. И вот - полное обнуление. Но я очень хорошо понимаю, зачем мы здесь нужны. И все остальное становится неважным».

Из интервью Ларисы Афанасьевой Media Loft


Первое, что меня удивило в Казахстане, – это верблюды. Мы приехали и увидели верблюдов. Еще очень удивило местное население. Едешь в другую страну и думаешь о проблемах, с которыми никогда не сталкивался. А тут местные ребята тебе помогают решать твои проблемы.

Например, здесь нужно сделать отметку о прибытии. Было очень легко найти людей, которые готовы тебя вписать к себе домой. Редко кто берет за это деньги, в основном помогают бесплатно.

Когда я первый раз поменял деньги на местные тенге, я приехал заправляться. Мне говорят: «5 тысяч тенге». А я им даю 50 тысяч, потому что бумажки похожи. И они такие: «Вы перепутали деньги» - и отдали. Со стороны казахов нет цели нажиться на чужой проблеме.

Сейчас мы здесь получаем разрешение администрации, чтобы начать выступать на улице. Мы хотим это делать бесплатно, чтобы привлечь внимание к проекту. Что вот есть такой Упсала-цирк, давайте с нами.

У нас есть всякие онлайн-форматы, где можно познакомиться с разными цирковыми дисциплинами. Так мы сможем помочь развитию цирковой культуры. Здесь, например, процветают танцы и борьба, а акробатики нет. Много ребят пришло на мастер-класс по акробатике. Видно, что для них это было что-то новое и они очень хотят пробовать.

После отъезда мы планируем возвращаться сюда с проектом «Цирк в городе». Это изменение городской среды через вовлечение жителей в культурные и образовательные проекты.

Например, мы поняли, что в Атырау есть запрос на поддержку социального предпринимательства. Мама ребенка с особенностями запустила творческий проект для детей: ей нужен опыт и примеры. А это как раз то, что мы круто делаем и можем делиться знаниями.

Планируем всякие образовательные форматы: для социальных работников, учителей. Сейчас мы знакомимся с людьми и разбираемся, как тут все устроено.

Нас здесь реально тепло приняли, поэтому очень хочется дать что-то взамен. Чем я владею, тем и пытаюсь здесь максимально поделиться.


«Для меня и для моей команды очень важно дать что-то этой стране, этим людям. Дать что-то этому миру. География расширяется, в том числе и у нас в голове - и это вдохновляет. У нас нет чувства, что мы изгои. Главное, чтобы подул правильный ветер в наши паруса».

Из интервью Ларисы Афанасьевой Media Loft


Упсала-цирк существует благодаря пожертвованиям.
Помочь можно по
ссылке

Интервью брала: Анна Рош

Фотоматериалы Упсала-цирк
_________________

Больше материалов в нашем телеграм-канале